О резне невинных

Н. Лигерос

Перевод с греческого: Кира Стамболиди




Крайне трудно представить и особенно, осознать, что означает геноцид, так как для этого необходимо иметь сферическое видение и синтетическое мышление. Таким образом, большинство людей не знают как понять понятие геноцида, вследствие чего их просто убеждают другие. Этот момент является ядром проблемы признания. Ибо, как можно признать не зная? Даже выжившие, способны понять геноцид только в местном масштабе. В таком случае, почему бы нам не приравнять геноцид к резне? В конце концов, не это пытается сделать турецкая пропаганда? Но понятие геноцида, введенное Рафаэлем Лемкиным, не может быть сведено к этому понятию. Каждый геноцид является преступлением против Человечества, но не каждое преступление против Человечества является геноцидом. Откуда такое настоятельное желание отличить эти понятия? Потому что это очень важно в области международного права и Хартии прав человека? В чем заключается приимущество на человеческом уровне? Вклад Рафаэля Лемкина в том, что он настаивает на том, что геноцид - это систематическое уничтожение, и в этой фразе главной характерной чертой является систематизация уничтожения, а не само уничтожение. Только как осознать значимость этой идеи? Что это означает по шкале невинного, по шкале выжившего? На самом деле, не имеет значения, лишь только для Праведников. Так как речь идет о творческом похищении, согласно терминологии Умберто Эко. Чтобы понять эту познавательную сложность, достаточно вспомнить слова Альберта Эйнштейна: никакой путь не ведет от опыта к теории. По этой причине, даже выжившие затрудняются понять истинный смысл геноцида. Это делает их легко ранимыми при приступах фанатиков забвения и равнодушия. Без силы знаний они не могут противиться риторической аргументации. Выжившие, являются и свидетелями, и доказательством. Тем не менее в обоих случаях они молчат из-за силы системы, которая сфабриковала настоящий геноцид памяти. Основываясь на отсутствии памяти одних и на неспособности защищаться других, система добивается своих целей, если только не вмешаются Праведники. Какова же их модель геноцида? Исследуя сферически, геноцид является стратегической задачей. Состоит из структуры, в которой есть сильные, слабые и критические моменты. И в этом смысле лишен всякого человеческого рассмотрения. Использует только и только зверство войны, как бы написал Леонардо да Винчи. Использует только и только ужасы, чтобы сокрушить врага, которого порождает изначально механизм пропаганды. Следовательно, нельзя забывать цели палачей, если мы действительно хотим помочь жертвам. В случае, если мы видим только резню невинных, мы не можем им помочь. Единственное, чего нуждаются невинные, это нашей помощи в том, чтобы они продолжали существовать несмотря на ужас своей смерти. Именно поэтому Праведники кажутся бесчеловечными обычным людям. Борются, как отмечают, с манией за уже устаревшую идею. Действительность же совсем другая, Праведники являются человечными, слишком человечными для общества, ибо живут они только для Человечества.







free counters


Opus