Преступление без наказания

Н. Лигерос

Перевод с греческого Кира Стамболиди




При рассмотрении трех геноцидов, кто видит стратегию? При рассмотрении трех жертв, кто видет виновника? Однако, даже если геноциды остались позади, даже если жертвы погибли, даже если все это остается в прошлом, есть стратегия и она стала примером для подражания, есть виновник и он живет свободным. У стратегии и виновника все ещё есть будущее, о чем свидетельствуют и последующие геноциды. Поэтому, когда мы боремся за права человека и признание геноцида, мы анахроничны. Когда мы выделяем и осуждаем виновного, мы красочны. Никто из нас не должен чувствовать себя плохо. Потому что мы принадлежим Времени и пишем историю, даже если нет процесса. Когда политики говорят о правах человека, это просто чтобы объяснить нам, что те нарушаются. На самом деле, делают все возможное, чтобы избежать каких-либо ссылок на Человечество. Поскольку эти геноциды являются преступлениями против Человечества, а не только против людей. Только в 1948 году мы открыли понятие геноцида, благодаря делу Рафаэля Лемкина. Теперь в 2008 году, настало время ввести Права Человечества, в качестве отправной точки для конфронтации преступлений без наказания. Человечество - это не просто набор людей, как думает большинство. Это открытая структура, в концепции Умберто Эко. Таким образом, идентификация прав человека с Правами Человечества, является недоразумением, в концепции Альберта Камю. По этой причине мы считаем, что настало время объявить Права Человечества. Турецкий геноцид против армян, ассирийцев и понтийских греков, позволил существование геноцида украинцев и геноцида евреев, из-за неприкосновенности виновного. Ибо это парадокс, вызванный отсутствием провозглашения Прав Человечества. С одной стороны мы имеем обвинение жертв и выживших. С другой стороны, свободу действий виновных. Итак мы избегаем и криминализацию, потому что в сущности мы уделяем больше внимания формальным правам человека и, как правило, в меньшей степени, фундаментальным Правам Человечества. Инертность общества объясняется также Стокгольмским синдромом. Поэтому нам необходимо внести радикальные изменения в подходе этой общей проблемы, с тем чтобы превратить принцип "должен" в ценность "должного". Человек не способен в одиночку противостоять проблеме геноцида, и это естественно, потому что она ему не принадлежит. Только Человечество способно. Оно принадлежит Времени и Время располагает силой, превосходящей человеческие ограничения. Сопротивление Времени - это единственный способ преобразовать нарушение пространства. В этой области действий, и только, мы можем отдать должное жертвам и осудить виновных. Наша роль двойная и асимметричная и на основе двух осей, Человечества и Времени. Если Человечество подверглось преступлению, только Время может назначить наказание. Только тогда настанет, наконец, искупление.







free counters


Opus